Кубический Мистер Дарси в сферическом вакууме

Как я отмечала в одном из предыдущих постов, автору-женщине обычно легче всего начать писать с любовного романа. Но если Вы- женщина, и при этом легко и непринужденно пишете все что угодно, кроме любви, то не кидайте в меня тапками, я все-таки говорю о большинстве. И с Вашего позволения продолжу.

Итак, предположим, Вы решили написать дебютный ЛР. С героиней все, вроде понятно ( и то тут есть некоторые подводные камни, о которых я расскажу в другой раз). Вы сама-женщина. Вы знаете женщин, как облупленных, и любая Ваша тетя Глаша со скамейки на лавке имеет все шансы стать колоритным и живым персонажем, просто потому, что будет думать и действовать логично ( с поправкой на тараканов в собственной голове, которых Вы ей пропишете). Ну или хотя бы сообразно тому, как вела бы себя живая женщина в той или иной ситуации.

А вот с главным героем все сложнее.

Нет, конечно если вы хотите прописать его по всем канонам жанра, то там и особо думать не надо: все уже прописано до нас. Это будет брутальный альфа с внушительным счетом в банке, крутой тачкой, решительный и твердый как Чак Норрис (с тем же набором эмоций на лице-то есть либо презрительный прищур, либо сосредоточенный прищур, потому, что солнце в глаз светит, либо прищур игривый-альфач влюбился). Он будет менять женщин как перчатки и укладывать соперников штабелями одной левой. Зато когда увидит главную героиню, то все внимание его правого глаза будет приковано исключительно к НЕЙ (левым он по-прежнему будет щурится на солнце, чтобы вовремя замечать и укладывать в штабеля врагов-теперь уже и своих, и ее). Так что любой эталонный альфач в ЛР просто обязан заработать себе косоглазие увлечься героиней настолько, что с какого-то перепугу начнет приносить ей тапочки в зубах и кофе в постель.

Очень желательны внутренние метания главного героя из разряда:” Мне без нее не жить! Свет не мил! Она-смысл моей жизни! В моей судьбе есть лишь ОНА”… В общем, когда Чак Норрис вдруг начнет танцевать как Митхун Чакраборти и петь песни Стаса Михайлова, то он- главный герой любовного романа. Счет в банке и крутая тачка, кстати, легко заменяется короной темных эльфов, элегантными кожаными крыльями демона, голливудской улыбкой вампира, стальными мускулами солдата, не знавшего любви…

 

Кстати, о несчастненьких альфачах. Это отдельный подвид главгеров. Очень, между прочим, нежно любимый некоторыми читательницами. Когда-то давно у этого типа случилась контузия, смерть любимой, или любая другая моральная травма от “мама не купила мне велосипед” до изнасилования. И на этом-то основании он теперь измывается над главной героиней. А она как овца нежный ангел терпит все его издевательства и верит, что он ее любит. Ну правда, любимый-человек хороший, ну и что, что контуженный? В конце концов через три попытки ее убить какое-то время герой и правда все осознает и становиться с ней просто зайчиком, а левым глазом все равно косит врагов на подлете.

Так вот, напишите такого героя в своем романе-читать станут. Но при этом художественная ценность подобного текста будет сомнительна. Почему? Потому, что один из протагонистов -ходульный и плоский макет. Нелогичный и истеричный подросток с бицепсами взрослого мужика и претензией на героя боевика смотрится на самом деле как Франкенштейн: душа ребенка, разум идиота и сила гладиатора. Нет, как статист и фон для героини, крутой во всех отношениях, он сойдет, спору нет. Но ведь хороший роман-он про отношения двух личностей, а не Мерисьи и ее придатка.

“Ну хорошо. А зачем же его такого писать? Ведь есть же и достойные герои типа Ретта Батлера и Мистера Дарси?” – спросите Вы. И будете правы. Но даже они не тянут на реальных живых мужчин. Почему? А вот обратите внимание на то, как например Джейн Остин показывает Мистера Дарси. У нее в тексте идет чисто внешнее описание его безупречной манеры поведения, почти не упоминается того, о чем он подумал или что почувствовал. Лишь пару раз, когда герой объясняется с Элизабет, там мелькает что-то вроде “Вынужден признать, что я Вас очень люблю”. Мы за невозмутимостью, отстраненность и прекрасными манерами мы не увидим живого человека. Мы увидим лишь его умение себя держать.

TELEVISION PROGRAMMES: Pride and Prejudice. Colin Firth pictured as Fitzwilliam Darcy, in a scene from the BBC adaptation of the novel by Jane Austen.

Другое дело -Ретт Батлер. Полная противоположность Дарси-страстный, резкий, порывистый, циничный… Ну чем не мужик-мужик? Не знаю как вам, а мне лично при просмотре фильма было не отделаться от чувства, что герою чего-то не хватает в характере. Будто взяли за основу живого человека, и отрезали какой-то самый важный, основной его порок, оставив только достоинства и относительно мелкие недостатки. И получилось, что при всех своих грехах Ретт практически идеален. И уже значительно позже я прочла, что образ был списан Митчелл с собственного мужа-абьюзера. Муж ее оскорблял и избивал, и несчастная женщина просто взяла и написала идеального героя, каким был бы ее благоверный, если бы не распускал рук… Если бы у бабушки вдруг поменялись первичные половые признаки, как говорится, то была бы она уже не бабушкой, а дедушкой. И здесь опять мимо…

Вы знаете,однажды один мужчина сказал мне, что сильный пол не любит женские романы во многом потому, что главный герой описан здесь кем угодно, только не мужиком. И было бы куда лучше, если бы все его поведение описывалось лишь с внешней стороны, потому, что читать страдания книжного любовника им настолько противно, что скулы сводит. И думаю, они здесь безусловно правы.

Leave a Reply

Your email address will not be published.