Кто не пьёт – тот стучит

– .-.=.-. – Вместе с тем мы полагаем, что одновременно с этим процессом спаивания регулярно повторяются попытки наших отдельных здравомыслящих людей, нашей небольшой частички прогрессивной интеллигенции и т.п. хоть как-то противостоять этому процессу… Как правило, эти попытки заканчиваются ничем – точнее ненавистью нашего народа к ним: кто не пьёт = тот стучит!

Понятно, что алкоголизм – это социально=экономическая раковая опухоль нашего народа…

, во-первых, пьяным народом легче управлять, во-вторых, легче всего управлять это – пьяным народом, в-третьих, на наш взгляд, единственные, кто это хорошо понимает и применяет – это власть поимевшие в Царской России, СССР и РФ; во всех остальных странах власть поимевшие по мере сил и возможностей почему-то заботятся о трезвости своих народов-тружеников, народов-победителей, народов-освободителей…

Поэтому на наш взгляд, произведения, который поднимают тему противостояния или хотя бы пытаются взглянуть на пьянку альтернативно, вызывают уважение уже одним неожиданным фактом своего существования. К такого рода текстам относится и масштабный роман Антония Амурского “Путь“. Надо отметить, что автор выбрал особенный крест, вступил на очень трудный путь, опасный как военная тропа…

Попробуйте на каком-нибудь застолье, будь-то свадьба или поминки, налить себе водки на палец ниже, чем у других или – что вообще хуже – отказаться от выпивки?! Сразу пойдут истерические и эзотерические выкрики:

– Ты что,\- твою мать, нас не уважаешь?

Не только трезвенник, но и человек малопьющий оказывается в нешуточной социальной изоляции, о чём свидетельствует программный тезис:

– Пей, б – .-.=.-. – , до дна!

– А если я не б\-!

– Ха-ха-ха! Да мы тебя сделаем!..

На наш взгляд, проблема состоит в том, что ни в Царросии, ни в СССР, ни тем более в нынешней РФ не было, нет и не будет внятной формулировки так называемой борьбы с алкоголизмом… С той поры положение ещё более усугубилось, потому что появилась наркомания, который стала наркомафией…

Впрочем, вернёмся к произведению

В начале романа Путь рассказывается о жизни обычного студента. Короче, как итожит автор: ” Опять напился… И так каждый день. И ночь. Бесконечная пьянка.

Ведя изо дня в день такой пьяный образ жизни, главный герой находится на волосок от гибели

Но он этого не понимает: – .-.=.-. –

Каким образом дошёл герой до такого состояния пьяни, автор умалчивает. Это не просто молодой человек, это студент, у которого, казалось бы, интересы должны быть более высокими чем у остальных – во всяком случае менее примитивными… Однако на деле он оказывается пропойцей.

Сказать, что герой Пути – это человек слабовольный, легко поддающимся влиянию (“дурному”) других людей – сказать трудно. Хотя некоторые элементы слабоволия есть: он ценит коллектив, он пытается найти друзей (настоящих!), но вместо этого, вполне естественно, находит только собутыльников.

Очень важным моментом является то, что Автор достаточно подробно и отчётливо показывает то, что в соцрелизмом Советской властью было запрещено показывать, но что первым отчётливо показал Веничка: алкашня превращает свою жизнь в нескончаемый праздник… Одна за одной следуют картины “увеселительных” прогулок и приключений, в этом бредово-пьяном потоке главный герой повторяет (или сам додумывается до!?) заглавный лозунг ЦК КПСС и Советского правительства:

– Я люблю тебя жизнь!

” И тут Марио подумал, что любит жизнь.

“Жить – классно. Жить – здорово! …

Звучит слегка издевательски из уст алкаша, пребывающего постоянно в мареве алкогольного дурмана, но тут автор, видимо, прав: вряд ли бы люди становились алкашами, если там, на дне стакана, всё было бы так плохо.

Тем более, как верно заметил, главный герой: ” Марио прошел к своему столику, ведя Катюню под руку.

“Я докажу ей, что я еще не сильно пьян!”

И, Действительно, Автор показывает, как молодой человек пьёт будучи уверенным, что в любой момент может перестать не только злоупотреблять, но и употреблять – “завязать”, – ведь он, видите ли, не сильно пьян!?

Является ли самогонка опиумом народа?

Вряд ли…

Наиболее интересными страницами романа являются безусловно те, где в душе героя совершается не столько поворот, сколько настоящий переворот. , конечно, любой (или каждый!) врач=нарколог скажет, что такая легким движением авторского пера метаморфоза из червяка=пьяницы в бабочку=трезвеницу невозможна. Но тут есть два уно момента.

, во-первых, и ежу понятно, что подавляющее большинство спивающихся людей никогда не смогут вернуться к образу и подобию человеческому; закон этот беспощадно суров и строг, но в каждом законе есть чудесные исключения. И почему нам не предположить, что Антоний Амурский рисует перед нами именно такое – чудо? И на это маленькое чудо имеет полное римское право.

, во-вторых, когда мы смотрим Кинг-конга или Гадзиллу, мы ведь не поносим креаторов, хренаторов и пердюссеров этих баснословно кассовых фильмов за то, что они врут нагло и безответственно? Даже такой красно-коричневый апологет как Карл Маркс совершенно справедливо говаривал, что произведения искусства не требуют своего признания за действительность. Сказка – ложь, да в ней намёк=добрым молодцам – урок! И вполне возможно, что Путь – это такой вот тонкий намёк на вот такие толстые-претолстые обстоятельства, ещё неизвестные Льву Толстому.

На наш взгляд, человеку непьющему в нашей стране надо быть поразительно изворотливо хитрым, а порой и непозволительно лукавым, чтобы избежать социальной ответственности за свою трезвость. И, по нашему мнению, государство не на стороне трезвенника. И хотя по сравнению с социалистическим образом жизни количество лазеек для человека непьющего увеличивается, например, отреставрирован институт монашества, – всё равно ему приходится очень трудно.

Мы очень долго присматривались к страницам романа, повествующим о духовной революции в душе главного героя, чтобы прицепиться к чему-нибудь и найти фальшивую ноту…

«Тут он остановился на одном имени. Марио не знал, что говорить этому человеку и, вообще, как можно набрать его номер с бухты-барахты. Но он чувствовал, что этого будет достаточно – просто набрать его номер. Просто чувствовал, что дальше все получится. Не зная, что говорить, он нажал кнопку вызова.»

Нуда! Чудо, оно и должно быть чудом – герой просто нажал кнопку. Оно так и должно, – не иметь причин, а только одни далекоидущие последствия…

Вместе с тем нельзя не отметить, что у Автора – широкое эпическое дыхание; оно позволяет ему создать психологически достоверный образ главного героя; был бы он лирик или драматург ему вряд ли удался бы такой фокус-покус; но в романе Путь благодаря очень качественной прописке и обрисовке фона, детальной характеристике остальных героев произведения начинаешь доверять – такое действительно могло быть… Пусть в виде исключения, пусть в виде – чуда…

Бывают такие убийцы, у которых следователь спрашивает на допросе:

– Вы почему убили?

Он тупо смотрит и честно отвечает:

– Не знаю. Просто убил и – всё.

Почему мы должны верить убийце, и не верить пьянице, который на точно такой же вопрос:

– Ты почему больше не пьёшь?

Также тупо смотрит и честно отвечает:

– Не знаю. Просто бросил водку жрать и – всё. Вот и – всё!

– .-.=.-. –

Приподнимает над многими другими это произведение то, что автор – эпик; то что он и смотрит, и рисует мир широко и пластично…

На первый взгляд оно – насчёт ангелов и демонов! – смотрится достаточно экзотическим приёмом, но по мере чтения текста становится ясно, что введение мистики идейно и содержательно оправдано. Понятно, что какие-то причины для отказа от спиртоксикации лежат где-то в глубинах характера героя, до которых Автор не добрался; одним из решающих мотивов на поверхности лежит то, что главный герой влюбился… Но если вычеркнуть ангелов и демонов из текста, то получается хуже – именно наличие этих мистических элементов заставляет задуматься о неисповедимости путей Господних… А это немаловажно.

Определённая ценность труда Антония Амурского в том ещё и состоит, что он не просто отражает скотские нравы нынешнего российского студенчества, но и пытается идейно-художественно апробировать возможные пути освобождения из-под алкогольного дурмана, нащупать пока ещё очень зыбкую опору для противостояния, для духовного сопротивления ему. Времена не выбирают – в них живут и умирают, и в то время, в какое живёт герой романа Путь Антония Амурского – освобождение от пьянки может быть только и только лишь мистическим… Оно не может быть реалистическим; здравомыслящему читателю понятно одно: рано или поздно социальное дно достанет героя бесповоротно и окончательно. И какие бы кнопки он не нажимал = судьбы свершится приговор…

Основную заслугу романа Антония Амурского Путь перед грядущими поколениями мы видим в том, что мерзость и животную дикость алкашни, и связанного с ней социального дна, показывали многие, в том числе даже и советские писатели (как репрессированные, так и не очень!) – можно упомянуть хотя бы “Дым” Пантелеймона Романова, “Дневник горького пьяницы” Валентина Катаева, “Те, кто угощает” Михаила Кольцова, “Ильин день” Юрия Нагибина и некоторых других. Но никто из них даже не делал попытки найти какой-то просвет, обнаружить какой-то запасной выход, кроме смерти, для отдельно взятого индивида – спасение из национально=наследственного алкоголизма…

Так вот, вполне возможно, что Путь Антония Амурского делает первый робкий, но такой важный шажок на этом пути спасения.

В конце концов, дорогу осилит идущий!

 

Leave a Reply

Your email address will not be published.