Житие юродивого лекаря. “Лавр” Евгения Водолазкина

Что бывает, когда за написание книги берется филолог? Язык произведения выйдет четким и ясным . Текст будет грамотно сформулирован и, скорее всего, безупречен с точки зрения стилистики.

 

Что бывает, когда книгу о знахаре 15 века пишет специалист по средневековой русской литературе? Произведение получается символичным, колоритным, созданном в полном соответствии с миропониманием людей того времени.

Что бывает, когда высокопарный древнерусский язык смешивается с современными словами, и на на этой -то оригинальной мешанине герои размышляют, выражаются, а частенько и шутят? Выходит нечто самобытное, порой искрометное, порой лиричное, порой трагичное, но всегда органичное и уместное.

Что бывает, когда врач сходит с ума и вкладывает всего себя в каждого из своих пациентов? Мир становится добрее, лучше, а сам врач начинает зваться лекарем или знахарем. Ведь он лечит не только тела, но и души.

Итого мы имеем восхитительную книгу, признанную критиками, переведенную на многие языки, вызвавшую восторг у читателей… Пастораль. И имя ей “Лавр” Евгения Водолазкина. Именно это произведение заставило заговорить об авторе, как о бесспорном кандидате в живые классики, прекрасном прозаике, “русском Умберто Эко” и прочая и прочая…

И несмотря на все это, меня НЕ ЗАЦЕПИЛО. Вот совсем. Даже не знаю, в чем тут дело, ведь произведение объективно заслужило все хвалебные отзывы. Возможно, потому, что жития святых(под которые стилизован текст), мне не близки. Возможно потому, что к стилизациям я вообще отношусь очень осторожно. А может и оттого, что от религии очень далека… Но мне все время мешало ощущение излишней елейности, благостности текста. Вот так и слышалось по прочтении, как скрепы скрипят. При этом современные словечки, ввернутые тут и там наравне с древнерусскими фразами до ужаса напоминали… Мультфильмы о Трех Богатырях. Но если там это очень уместно- смешная сказка для детей, то тут тема совсем не располагала. Все-таки жития…

Отдельный вопрос, кстати, возник по этим самым житиям. Если правильно помню, то это все-таки рассказ, прославляющий святого. И охватывает он либо всю биографию,либо лишь историю мученичества. То есть не предполагает слишком больших объемов. Скорее оно будет небольшой повестью, а то и вовсе-рассказом. Так зачем было стилизовать под него целый роман? Может быть поэтому и появляется ощущение сиропной приторности?

В общем, не могу точно сказать отчего, но книга не впечатлила. Не заставила особо задумываться, не запала в душу, не растрогала, и не прижгла глаголом сердце. Живой классики, восхитительной прозы и “русского Умберто Эко” тоже пока не заметила. Возможно однажды прочту у Водолазкина что-то еще и резко поменяю свое мнение, но пока-не воодушевилась.

Leave a Reply

Your email address will not be published.